HP: Divide et Impera

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Divide et Impera » МАХОВИК ВРЕМЕНИ » Скрытое логово (11 августа, 2016г.)


Скрытое логово (11 августа, 2016г.)

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://se.uploads.ru/nmL6P.jpg

● Участники: Питер Рассел, Бладвин Бладд
● Дата, время: 11 августа 2026 года
● Место: Логово Бладвина

● Завязка: Подобное притягивает подобное... Питер и Рассел сдружились. И Бладд решил провести ему экскурс по своему дому.

● Очередь отписи: Бладвин - Питер - Бладвин...

0

2

Бладвин проснулся без десяти десять, когда солнце уже почти скрылось, но не рискнул выходить на улицу в такое время. Всё же сейчас Август, а не Февраль, и солнечные лучи куда более беспощадны. Морти принёс ему несколько медицинских пакетов со свежей кровью. Вампир включил радио и принялся поглощать красную жидкость с таким лицом, будто это было одно из самых отвратительных блюд, которые он когда-либо пробовал. Кровь была охлаждённой и тягучей, словно кисель. В никакое сравнение с горячей она не шла, но могла удовлетворить голод, особенно когда не было времени или настроения охотиться. У Блада сейчас не было ни того, ни другого. Ему хотелось уединения, дружеской беседы. Как любят делать смертные... "посидеть за чашкой чая перед камином, перетирая косточки своим соседям". Постоянные репетиции в последние несколько дней действовали на него выматывающе, хоть он и выглядел счастливее прежнего, посему в эту ночь он решил дать отдохнуть и себе и своим коллегам от микрофонов и гитарных струн. Вместо этого вампир пригласил к себе друга. Друга пожалуй не менее странного чем он сам...
Бладвин сидел в кресле, уставившись на фреску на стене, слушая радио и всё ещё нехотя потягивая кровь из трубки, как вдруг резко повернул голову в сторону проходящего мимо комнаты дворецкого.
- Питер уже у ворот, Мортимер... - проинформировал он. - Но я сам его встречу.
Мужчина продолжил свой путь, должно быть, на кухню, а Бладвин тем временем поднялся с кресла и направился к выходу. Перед тем как покинуть здание он мельком посмотрел в окно: кажется, действительно стемнело. Вампир отворил большую дверь и сделав пару шагов вперёд, застыл около лестницы, в ожидании Питера. Огромные ворота впереди пропустили Рассела.
- Рад тебя видеть. - протянул Блад бархатистым голосом, когда Рассел наконец был перед ним. Довольно странно слышать подобное от такого как он, но вампир и впрямь был рад видеть некроманта.
- Чувствуй себя как дома. - с этими словами он провёл его вовнутрь. Сперва гость и хозяин очутились в холле. Здесь было довольно мрачно, но в то же время богато и роскошно. Широкая лестница вела наверх, справа и слева находились большие арочные проходы. Вампир предложил пройти в гостиную. В центре стоял изящный стол, вокруг него кресла. Бладвин сел на одно из них.
- Что пьют смертные за хорошей беседой? Кофе? - перед глазами возник Морти. - Мой хороший друг и дворецкий. Если что-то захочешь - проси его, не стесняйся. - представил его Блад.
Комната была освещена несколькими свечами и огнём в камине. На потолке виднелась фреска: одна из библейских сцен с участием Иисуса. Мортимер подал хозяину дома недопитый пакет с кровью. Тяжело вздохнув, вампир принялся допивать его.
- Ужасный вкус... - пожаловался он.

Отредактировано Blodwyn Bludd (16-09-2014 00:29:38)

+1

3

Один из лучших способов спрятаться от реальности – навестить друзей в выходные, или вообще когда угодно. И ты не только сможешь спрятаться от одной реальности, но и создать другую, более удивительную и непредсказуемую. Об этом и думал Рассел, пока заглядывал в один из винных погребов Франции, Германии, Англии и, наконец, Молдовы. Там он, будто коллекционер добротных напитков, искал то, что пришлось бы по вкусу вампиру. Учитывая, что Блад живёт не первый десяток , да ещё и звезда эстрады, пришлось неплохо напрячь мозг, чтобы представить себя на его месте и с уверенностью сказать – «Я не буду огневиски. В этом столетии они совсем себя изжили! Волшебники совсем разучились делать напитки, даже если делают они их по старинным рецептам, которые передавались от отца к сыну уже не первое столетие, ведь получается у них совсем не то, что раньше. Я буду Ботт Фрэр 1835 года!».  Конечно, владелец особняка не был столь заносчив или просто не показывал этого, но они были похожи, а некромант заносчив и высокомерен, почти всегда.
Таскать с собой мертвецов стало опасно. Когда тебя ищет половина министерства магии и кто-то из тёмных волшебников, ты становишься неповоротливым, если начинаешь постоянно возиться с мертвецами, которых хочется оставить при себе, а не бросать в авроровский огонь. Вот только Питер всё равно был с девочкой в белой сорочке, которая при бледности её кожи, напоминала собой приведение. Сам же некромант удивлялся тому, что до сих пор он собственноручно не убил ни одной из девочек, что сменяли друг-друга, рядом с ним, оставаясь с виду одной и той же марионеткой на протяжении уже нескольких лет.   
Громкого хлопка не было, так как лишнего шума не хотелось, вместо этого неподалёку от особняка Блада был припаркован старенький «рorsche». В этот вечер Питер послал к чертям все мантии и прочее убранство, и был одет, как самый обычный маггл, любимый цвет, которого – чёрный, с галстуком.
Вдоль высокого железного забора, прутья которого были похожи на копья коренных жителей Америки, Питер и девочка шли не спеша.  Она несла вино, цепко охватив пальчиками горлышко бутылки. А всё, потому что холоднее её рук мог быть только наколдованный лёд, но колдовал Рассел плохо, и была вероятность заморозить напиток так, что напитка больше не останется.  Питер специально оставил машину подальше. Ему хотелось пройтись. В последнее время из головы у него не выходила одна девушка, но он из-за идиотизма, либо зарождавшейся в нём ревности совершил глупость. Жалел он только о том, что она теперь зла на него, и видимо ни за что не простит.  «Тряпка», - подумал Питер и одновременно сделал жест рукой, словно все мысли он только что выкинул из головы. Сам себе улыбнулся из-за случившегося и остановился около огромных ворот.
- Это будто дворец, да, Лиза? – проговорил Питер, будто девчонка могла ему ответить. Она же, по его приказу кивнула в ответ и, действительно, ответила. «Чудо, а не ребёнок!». Ворота открылись, и парочка побрела на встречу Бладу. «В логово вампира!» - улыбался Питер только потому, что проводил параллель между мухоловкой и особняком; мухой и тем, как смело он шёл вперёд. Только он ни капельки не боялся, ведь кто ещё, если не некромант, рад приближению смерти, пусть даже своей собственной?
- А ты всё молодеешь, - заметил Рассел, пожимая холодную руку вампира. К сожалению, уже которую встречу, Питер не мог скрыть своё восхищение стоящим перед ним существом. И не из-за отличного исполнения песен, а только потому, что его собеседник был жив, после смерти. Не идеально жив, но куда живее, например Лизы или призраков Хогвартса. Проявлялось восхищение тем, что некромант пусть уже не так часто, но всё же с любопытством рассматривал Блада, будто оценивал творение другого некроманта, куда более опытного, чем он сам.
Они прошли внутрь особняка. Мрачные помещения, чем-то напоминали гробницу тамплиера, где Расселу около года назад, чуть не пришлось оставить жизнь. Только он с любовью вспоминал о том самом парке, во Франции, и мечтал, однажды, туда вернуться, чтобы жить. «Что может быть лучше, своего замка, который может непрошенных гостей сожрать самостоятельно?» - думал Питер. Меж тем, ему очень понравилась прохлада помещений, при всей её массивности. Спрашивать же, хватает ли вампиру одного дворецкого, чтобы за всем присматривать, Питер не стал.
Устроившись поудобней в другом кресле, напротив Блада, Рассел взглянул на Лизу и она, словно узнав его мысли, подошла к дворецкому и протянула ему вино.
- Бордо, 1855 года, - проговорил Рассел, чтобы его слышал дворецкий. Некромант, точно помнил, как Блад назвал его своим другом, поэтому не спешил распоряжаться им, как любым из собственноручно поднятых  мертвецов, а скорей даже наоборот, обожая гуманность к тем, кто не держал на него зла, - мы должны его попробовать, - Рассел посмотрел на Блада – говорят, вино – это кровь виноградной лозы. Может, станешь вегетерианцем. – он пожал плечами и улыбнулся – господин дворецкий, в три бокала только. Мне интересно мнение о напитке каждого из вас.
Ему на самом деле было интересно их мнение, но кроме того, если вести речь о чём-то более-менее щепитильном, о чём, как правило, можно поговорить только с друзьями, то лучше это делать именно в моменты безрассудного ума. Пьяный ведь бессмертен.
- Я могу разогреть кровь в этом пакете с помощью магии, - проговорил Питер – но есть вариант, что с кровью обычное колдовство не сработает, и она станет ещё хуже, чем есть сейчас. Поэтому лучше вино.
Кровь была ингредиентом многих зелий, а при создании некоторых, требовалась именно свежая. И почти самой невыполнимой задачей в этом веке было отыскать кровь девственницы. Если только не воровать маленьких девочек, но точно не из-за этого рядом с Питером постоянно разгуливал маленький труп.

Отредактировано Peter Russel (17-09-2014 15:03:00)

+1

4

Питер появился со своей очередной игрушкой... И поневоле Бладвин вспомнил о том подарке, что сделал ему Рассел некоторое время назад при первой встрече на том старом Лондонском кладбище... Запах от Лизы исходил не самый приятный, особенно для чуткого вампирского носа, но мужчина просто не стал обращать на него внимание, переключившись на более приятные ароматы хвои: лес плотным кольцом охватывал большой особняк.
- Бордо... - улыбнувшись, проговорил это слово по слогам Блад, когда они уселись за стол. 1885 год. Интересно, сколько ему тогда было? Кажется в то время был расцвет его парижского театра и как раз в этот год он сильно сдружился с Джузеппе Верди. Как жаль, что все хорошие друзья умирают... Наверное, в этом единственный минус бессмертия!
- На самом деле я не пью вино. Оно и при жизни мне сильно давало в голову. Сейчас оно и вовсе противопоказано. - откровенно признался вампир. Но ему было так лестно получить в подарок нечто подобное...
- Но, пожалуй, бокал я выпью. Или два. При жизни я любил пить хорошее вино за обедом. К сожалению, тогда это удавалось редко. Да и сейчас хорошее вино это редкость... Моя мать считала вино лучшим лекарством. - мужчина улыбнулся всплывшим воспоминаниям.
- Я голубых кровей. - пояснил он.
На предложение разогреть кровь Блад отрицательно покачал головой: Мортимер делал несколько раз подобное, от чего она и вправду становилась ещё менее сносной. Вегетарианство также не его удел. При одной мысли о том, что что-то может лишить его свежей крови, пульсирующей в венах юных дарований, уже заставляло его задумываться о суициде! Как и всякому хищнику, Бладвину нужно было за кем-то охотится, но как существу с человеческим началом, в нём присутствовала некоторая доля жалости и гуманности, по крайней мере последние лет сто, если не брать в счёт лёгкую боязнь быть казнённым Министерством, поэтому он уже давно никого не лишал жизни.
Вампиру очень понравилось отношение гостя к Морти. Дворецкий принёс из кухни блюдо с сырами и достав три бокала манерно разлил красную жидкость по хрустальным ёмкостям. Блад выбрал наименьшую из них и жестом предложил своему сожителю и другу посидеть вместе с ними. Не то, чтобы Бладвина могла убить порция Бордо 1885 года. Просто он уже давно потерял вкус ко всякой человеческой пище и не мог употреблять её в больших количествах: только в крайне маленьких и крайне редко.
- Откуда ты родом? - поинтересовался вампир у Питера, после чего перевёл взгляд на Мортимера. - Знаешь чем занимается наш друг, Морти?... Он такой же как и я, преследуемый Министерством! Но это гораздо веселее, чем заниматься какой-нибудь обыденностью! - усмехнулся Блад, так и не ответив на поставленный собой же вопрос. Кажется, всем присутствующим здесь был понятен род деятельности Рассела.
- Если что вдруг случиться, можешь затаиться здесь. Или в другом любом месте. У меня много домов по миру. И почти на каждом дворе есть небольшое старое кладбище... Или сельское неподалёку. - мужчина понюхал красную жидкость в бокале. - Пахнет изумительно! Хорошее вино, не подделка. За что пьём, Питер?
Блад посмотрел на собравшихся.

+1

5

И вдруг после долгого времени, Блад вдруг заговорил о крови. Казалось бы, о чём ещё может говорить вампир, если не о еде? Однако до этого они как-то находили темы, касающиеся тёмной магии, жизни после смерти, странных традиций магов и даже магглов, и вот, Блад ни с того ни с сего заговорил о наследии и чистоте крови. Конечно, рано или поздно, тема должна была быть оговорена в этом мире, но Питер, надеялся, что это будет позже и готов к такому разговору не был. К своему сожалению, Рассел заметил, что Блад сменив тон, обозначил тот факт, что он представитель голубой крови и чёрной кости.  Это могло значить, что, как и любой аристократ, он мог не потерпеть грязнокровного волшебника в своей обители. Дружба могла закончиться с минуты на минуту. Конечно, Питер неплохо врал, особенно блондинкам, но перед ним сидел тот, кто немало прожил на этом свете и задача со враньём становилась куда более сложной. За свою жизнь Блад мог не только изучить всех чистокровных волшебников, но и даже попробовать на вкус кровь каждого их них, по-крайней мере, Питер бы так и сделал, но не ради вкуса, а скорее из ненависти к чистокровным волшебникам. Чистокровность же Блада его интересовала мало, по крайней мере по тому, что особой заносчивости по отношению к Расселу тот не проявлял, но может именно по тому, что не знал о происхождении некроманта. Всё это пролетело в голове Питера меньше, чем за секунду. Только вывод появляться не спешил. Возможно, приглашение домой было ловушкой и Блад давно знает о грязной крови некроманта, к тому же на эту тему он перескочил слишком быстро, что напрягало Рассела ещё больше. «Может быть, он всё знает». Одно успокаивало, вампир напрямую о крови не спрашивал, но пояснение о наследии Блада и переход к вопросу о месте, где Питер родился, сплелись воедино в голове некроманта, и звучало именно, как «Ты чистокровен, Питер?». К удаче некроманта, владелец особняка освободил его от ответа, практически сразу заговорив с дворецким. Питер выдохнул в глубине души, но внешне сохранял спокойствие. Он не столько боялся, что его убьют, сколько потери нового знакомого. Среди тёмных волшебников единомышленники были, но сумасшедших единомышленников было мало и может потому Рассел и ценил Блада.
- За врагов, - долго не думая над ответом, выпалил Рассел – за сильных и бесстрашных врагов. В конце-концов, они делают жизнь веселее.
На его лице появилась лукавая улыбка и он закончил тост.
- Не чокаясь.
Вкус вина, как и полагалось для хорошего напитка, бил прямо в голову, но бил мягко и медленно. Всё меньше и меньше Питеру нравилось именно вино и всё больше нравилось что-нибудь покрепче, но до легендарной русской водки он не дорос. Слишком уж страшно было употреблять то, чем поили себя русские колдуны.
- Боюсь, что очень скоро я воспользуюсь твоим предложением, Блад, - проговорил Питер – и действительно останусь тут на некоторое время.
Чтобы поддержать разговор, Питер всё же продолжил.
- Оказалось, что я любопытен ещё кое-кому, кроме Министерства. Совсем недавно я узнал кому и готовлю кое-что для этого волшебника. Надеюсь, что ему очень понравится.
Питер выдохнул. Держать язык за зубами он не мог. Хотелось выговорится и не просто выговориться, а даже услышать совет, тем более от того, кто живёт не первый десяток лет.
- К моему сожалению, мне нравится его жена. Влюблялся ли ты, Блад, когда-нибудь?
Рассел, который до этого смотрел на бокал с вином, посмотрел на вампира. Он ждал ответа больше, чем согласие пить с ним вино, больше, чем что-либо ещё, за всё время их знакомства.

Отредактировано Peter Russel (21-09-2014 20:30:56)

0

6

Бладвин по-привычке всегда ловил напряжение в поведении своих собеседников: он с большой точностью чувствовал всё то, что происходило в округе - будь то приближение человека или изменение температуры тела на одну сотую градуса! - и его в этом плане всегда было трудно одурачить. Питер же явно немного занервничал, когда вампир задал ему вопрос о происхождении. По спокойному на первый взгляд лицу Рассела было видно, как в его голове хаотично мчаться мысли, то выстраиваясь в линии, то снова перебивая одна другую. Если бы Бладвин был человеком, ему бы сейчас, должно быть, стало неловко за заданный вопрос, однако, он не мог испытать в полной мере подобное чувство, поэтому просто переключился: он не хотел быть дотошным. Всё-равно рано или поздно всё что нужно станет известно. Такое поведение гостя его скорее заинтриговало, чем насторожило. Видимо совсем очеловечился!
- За врагов... - поддержал хозяин дома, пристально глядя на гостя. Его глаза сверкнули красным, как бывает, когда он либо чем-то очень доволен, либо наоборот зол. Вампир улыбнулся: ему понравился тост. Вкус вина, к сожалению, он почти не почувствовал. Но запах был чудесен.
- Если уж тобой теперь интересуется не только Министерство, то, возможно, прятаться в Англии нет никакого смысла. Это как играть в прятки в абсолютно пустой комнате... Ищейки в Британии работают очень хорошо. Я имею ввиду мракоборцев и прочих головорезов. Во Франции работают куда более тупые волшебники. Возможно, потому что эта страна создана для чего-то прекрасного, а не для охоты за правонарушителями?... Если дела пойдут совсем худо, то тебе нужно будет исчезнуть. Просто скажешь мне куда ты хочешь и я дам тебе ключи от своего дома. Или от нескольких домов. Нужны будут деньги - с этим тоже не будет проблем. - мужчина влил в себя остатки вина и его глаза сменили цвет. Блад провёл пальцем по опустевшему бокалу и поставил его на стол. Ему нравился звук хрусталя, ударяющегося о дерево, хотя в этом звуке не было абсолютно ничего удивительного.
- Право у него есть отличная квартира на Мальорке в которой он ни разу не был! - усмехнулся Мортимер. - Довольно странно вампиру покупать жилплощадь там, где почти всегда солнечно!
Блад улыбнулся на это весьма логичное и уместное замечание. Но дворецкий прекрасно знал, что это помещение сдаётся за крупные деньги и он за тридцать лет уже в раз десять, а то и в пятнадцать, окупил его стоимость.
- Советую быть осторожным, не распространяться обо мне или о ком-то ещё... чего я уверен, ты и так не делаешь. В нашей жизни очень важно обрезать концы... - подвёл итог Блад. - Предлагаю второй тост за это!
Вампир налил себе совсем немного вина и приподняв бокал, выпил его не чокаясь. Кажется, ему хватит на сегодня.
- Влюблялся ли я в женщину? - спросил он в задумчивости, после чего окинул взглядом помещение и тяжело вздохнул, как-будто сожалея о том, что и не влюблялся толком. Но на самом деле его не очень интересовали подобные взаимоотношения. Проще сказать: совсем не интересовали.
- Я слышал, что это приятно... Но, к сожалению, только когда был жив и я не очень хорошо помню это время, поэтому не могу сказать наверняка. - на последних словах его бархатный голос почти сошёл на шёпот.
- А портрет той девушки, что висит в гостиной? Да влюблялся конечно! - встрял Мортимер.
- Это просто портрет! - ответил Блад. - А она отвечает тебе взаимностью?
Вампир снова обратился к Питеру. Вопрос влюблённости его и впрямь интересовал, но только не как эмоции... Бладвин был уверен, что логическое объяснение влюблённости вполне может присутствовать.

Отредактировано Blodwyn Bludd (21-09-2014 22:25:08)

0

7

- На самом деле нет ничего надёжнее Англии, если тебя ищет Министерство Магии и местные неудачники, - проговорил Питер с явной безразличностью в голосе. Он смотрел сначала на Блада, затем на дворецкого и склонив голову на бок, продолжил – мне, конечно, приятна ваша компания, но к великому сожалению я не знаю о вас ничего, кроме того, что вы здесь работаете. Пока что я не знаю даже того, по вкусу ли вам пришлось вино?
Расслабится Рассел и правда не мог, но тема, к которой он подводил разговор была личного характера и обсуждать определённые её моменты, можно было только, если ты уверен в своих собеседниках, а не уверен, что они просто пьяны и готовы выслушать любую чушь. Находясь в компании двух более-менее живых людей и мёртвой, всё понимающей девочки, Питер понимал, что ему совсем непривычно, когда прислуга может разговаривать, а точнее может дышать и отдавать теплом. Он привык, что все те, кто прислушиваются к его приказам и выполняют их не задумываясь – мертвы.
- Теперь она отвечает мне стремлением меня убить, - отрезал Питер и поднялся с кресла – я хочу взглянуть на эту девчонку на полотне! Она, видимо и правда невероятно выглядит!
Питер понимал, что обычно, если отношения складываются неудачно, то никакие портреты в помещениях не оставляют. Если хозяин и оставил себе картину на память, значит всё не закончилось и он будет рад увидеть девушку в любую минуту. И это Питеру вдруг стало очень любопытно. Хотелось знать, не только какие вкусы у вампира, но и не встречал ли он эту девушку раньше. Велика вероятность, что она тоже живёт уже не первый век на земле, ведь это мир волшебников и раз Блад вампир, значит он не умер только ради того, чтобы найти её. Конечно, Питер думал именно так, и поэтому подходя к двери, ускорил шаг.
- Если ты думаешь, что мы будем сидеть в креслах и я откажусь от идеи рассмотреть девушку, в которую ты влюблён, то ты просто безумен, Блад, - хохотал Рассел – Лиза, помоги встать нашему другу.
Девочка в серебрянно-белой сорочке протянула руку вампиру и улыбнулась.
- Управлять ими с точностью до деталей становится всё легче, но она всё равно мертва.
И с радостью и с грустью одновременно выдал Питер. В последнее время, с каждым днём он чувствовал прилив сил в себе. Будто он не становился старше, а молодел. Не принимая никаких зелий, он находил это удивительным и желал разобраться, ведь распорядок дня у некроманта не менялся уже давно.
- Вы волшебник, Мортимер? – спросил Рассел. В его голове давно уже поселилась мысль отыскать того, кто владеет палочкой куда лучше его самого и научиться заклятьям, хотя для этого на самом деле требовалось только время. Питер смекнул в этот же момент, что проще всего этим заняться на зимой, когда у сестры Адель будут каникулы, в конце-концов, ей наконец, можно будет колдовать.

0

8

Бладвин не стал спорить с Питером по поводу Англии, хотя поспорить он мог, потому что с другой стороны отыскать то, что находится у тебя под носом всегда было куда сложнее. И для работников Министерства это правило едва ли исключение.
- Я не разбираюсь в винах достаточно хорошо, но оно вкусное. - Мотртимер улыбнулся, глядя на гостя своими добрыми глазами, и морщинки вокруг его голубых глаз собрались в узор. Он часто улыбался и, по мнению Блада, с детской подозрительностью смотрел на всё новое, да и на всё старое временами тоже. И на гостя он сейчас смотрел так, разглядывал, но не навящиво, как будто удивлялся ему, но в тоже время в его внешности небыло ничего такого чему можно было удивляться. Морт старел, но не превращался в злобного старикашку, хотя с такой кампанией как Бладвин им вполне можно было стать.
- Что именно Вы хотите узнать, Мистер Рассел? - дворецкий задал этот вопрос в таком тоне, в каком его задают дедушки своим внукам. Он был готов разъяснить гостю всё, что тому было интересно или непонятно: почему бабочки летают, почему звёзды горят на небе,  как готовить стейки или ловить рыбу... всё что угодно!
Вампир улыбнулся. Мортимер разговаривал медленно, спокойно, но не так медленно, чтобы собеседник мог заснуть. Его приятно было слушать как всякого, кто уже прожил больше шестидесяти лет и мог, и хотел поделиться опытом или поговорить, а этот мужчина прожил куда больше шестидесяти. Всегда приятно пообщаться с умным человеком. Дворецкий сделал глоток вина.
- Стремлением убить? - удивился Бладвин и тут же засмеялся так громко, что чуть стены не попадали. Ему это показалось крайне забавным. К сожалению, признаки того, что женщина вас любит такие же, как если она хочет вас убить.
- Я не влюблён в неё! Это просто портрет неизвестной мне служанки восемнадцатого века! - Блад в очередной раз попытался опровергнуть подозрения Рассела на счёт влюблённости, но не показывать Питеру то полотно небыло причин. Он, слегка опьяневший, поднялся с помощью Лизы.
- Думаю, рано или поздно ты освоишь эту науку лучше кого бы то ни было.. - вампир поддержал Пита, разглядывая девочку. Мортимер тоже смотрел на неё с любопытством, но не с таким сильным как тогда, когда под утро Бладвин привёл подарочек с кладбища. Если бы это видел Хью, он бы наверное не одобрил, но ему и не обязательно знать обо всём: обо всех делах и обо всех друзьях вампира. Ради его же безопасности.
- Да, конечно же я волшебник. - ответил Морт. Блад же не хотел мешать их беседе. - Я не чистокровен. Учился в Хогвартсе, как, видимо и Вы. После выпуска работал на одну газетёнку, потом в Министерстве, потом в Грингортс... сменил профессий не мало. Когда-то играл в группе Бладвина, но распались мы очень быстро...
- Ну ладно, идём! Она на третьем этаже. - прервал разговор хозяин дома, хотя первоначально даже не думал этого делать. После чего быстрым шагом направился к лестнице. Дворецкий удивлённо уставился на него: Бладвин почувствовал это. Просто он перевесил портрет и не сказал Морти об этом.
Взобравшись на нужный этаж, он дошёл до нужной комнаты и распахнул нужную дверь. Комната была большой и вся, снизу и доверху, вдоль и поперёк, уставлена стелажами с книгами. Потрет девушки висел на одной из стен. Напротив него стояло кресло. Конечно Бладвин бы был влюблён в неё, если бы она существовала!
- Брюнетка. Длинные локоны, чувственное лицо. Красивая? - в шутовском тоне спросил Блад у Питера.

Отредактировано Blodwyn Bludd (14-10-2014 05:31:19)

0

9

Прислугой у вампира был волшебник! Рассел был очень удивлён, ведь ему всегда казалось, что мертвецы сами принадлежат волшебникам, а не наоборот. Возможно, таким мыслям способствовал Слизерин, где учатся лишь чистокровки, и всё принадлежит только им. Теперь в голове у Питера появился следующий вопрос. Желание его задать начинало разъедать некроманта, но он не волновался из-за этого, а скорее испытывал лёгкое предвкушение от утоляющего любопытства ответа, каким бы тот ни был.
- Чувственное лицо? – переспросил Питер – это лицо, которое чувствует? Что же оно чувствует, Блад? Любовь? Или дуновение ветра? И что это вообще за лицо? Не хочу сказать ничего плохого, но я хочу понять, что ты имеешь в виду. Да, у неё искрятся глаза, от света, который падал на неё, когда это полотно писал художник. Да, при таком свете зрачки расширены и кажется, что она не меньше увлечена тем, кто на неё смотрит, в данном случае, тобой, - Питер лукаво улыбнулся глядя на Блада и вновь обернулся к картине – она не улыбается, что ей несомненно идёт, хотя мне скорее просто нравятся серьёзные девушки. Либо у неё беда с зубами, как у тебя, например – Питер заулыбался сильнее – и художник есть никто иной, кто сделал из неё вампира.
Рассел сделал вид, что осёкся и показательно, развернулся на пятках к Бладу.
- Кстати, как это делается? Ты никогда не рассказывал, как именно умер, что остался до сих пор живым! И именно таким. Ведь есть приведения, ну или.. упыри. Да, упырь тот ещё вариант, но и у приведений свои плюсы. Чего стоит только испорченная еда! Говорят – настоящий деликатес. Так она тебя обратила? – улыбнулся Питер и добавил – да, она очень красива.

0

10

Бладвин так рассмеялся на фантазии Питера, что дом заходил ходуном! Успокоившись, он стал разглядывать портрет этой женщины с чарующей простотой, будто был влюблён в неё, но скорее это была наигранная эмоция, чтобы потешить своего гостя. Его рассказ и впрямь выдался забавным до чёртиков! Как прекрасно, что и в Расселе есть эта черта: выдумывать что-то интересное, что-то, что могло бы впоследствии стать хорошей легендой или романом. В каждом человеке это есть, по-крайней мере желание приукрасить точно, иначе бы не было этих отчасти забавных и более чем нелепых историй о Вампире из Долин, каким он когда-то и являлся. Нельзя сказать, что они были выдумкой, скорее наоборот мрачной реальностью, но некоторые подробности, которые приплетали люди, были абсолютно абсурдны и иногда ужасно раздражали виновника людских волнений.
- Вот, видишь! - сказал вампир тоном довольного учителя. - Ты признал, что она красива! Но она совсем не вампир, Питер. Хотя одно время я хотел её обратить и, кажется, она была согласна. Так что не она обратила меня.
Мужчина плюхнулся в кресло напротив картины, продолжая разглядывать её.
- Эта девушка жила в восемнадцатом веке. Была служанкой у одного моего хорошего, состоятельного друга... Пожалуй, я влюблялся лишь однажды! - завершил свой рассказ Блад на высокой интригующей ноте. Он был скорее весел, чем задумчив и грустен. Её лицо было слишком красивым, чтобы грустить.
- Оно не такое как у меня. Я кажусь красивым почти всем, кто когда-либо видел меня. Как и любой другой вампир, наверное, хотя, я не сказал бы... А её лицо оно чувственное, потому что ты видишь этот румянец на щеках? Пухлые губы? Глаза живого человека и мягкая, почти шёлковая кожа. Я нарисовал её такой, какой она и была. Лишить её жизни - значит лишить этой красоты.
- Ты бы хотел стать вампиром, Питер?

Отредактировано Blodwyn Bludd (04-11-2014 02:35:26)

0


Вы здесь » HP: Divide et Impera » МАХОВИК ВРЕМЕНИ » Скрытое логово (11 августа, 2016г.)