Вверх страницы
Вниз страницы

HP: Divide et Impera

Объявление





●    Октябрь 2026г. Месяц потрясений. Гарри Поттер нашел убийцу Первого Советника, виновник заключен в Азкабан. К сожалению для сотен волшебников Магической Британии, Главе Аврората понадобилось для этого слишком много времени и еще одна жертва. Убийство Кингсли Шеклболта стало неожиданностью и ударом для всего магического сообщества. Сразу два политика, определявших курс политических решений страны, убиты, третий же заперт в Азкабане. Министерство обезглавлено, остается только гадать, к каким последствиям это приведет.

●    О погоде: листья опали, погода становится особенно непостоянной. Плотные туманы окутывают города практически каждое утро, навевая тоску и уныние.

●    АМС проекта:

Lily Potter | Iolanta Urquhart


●    Мы ищем: ♦ DRACO MALFOYTheodore AveryGrigor KrumWilliam SummersAnna ChambersBill WeasleyAugustus PyeRosaleen CarmichaelBeatrice RoshanDemetrius Yaxley




Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: Divide et Impera » МАХОВИК ВРЕМЕНИ » Этот удивительный, удивительный мир (август 2026)


Этот удивительный, удивительный мир (август 2026)

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

● Участники: Henry Longbottom & Rose Weasley
● Дата, время: середина августа 2026г.
● Место: о. Крит и окрестности

● Завязка: иногда колдомедикам тоже дают отпуск, и очень приятно, что у Роуз Уизли есть среди друзей человек, который в лепешку расшибется, но сделает этот отпуск незабываемым.

● Очередь отписи: Rose - Henry

+1

2

И они сходили в театр. Потом на презентацию книги. Потом снова в театр. Теарты, музеи, кафе, парки, книжные - всё это стало не обыденным действом, но чем-то уже обязательным. Иногда у Генри получалось встретить Роуз после дежурств в Мунго, что рыжей было особенно приятно. Постепенно фраза "А мы с Генри" стала такой частой, что Хью стал недвусмысленно улыбаться. Улыбался он до неприличия так ясно, что Роуз фыркала, злилась и краснела. Первые два пункта для её были вполне понятны, касаемо третьего... Тут она снова краснела и гневно сверкнув очами предпочитала скрыться подальше от брата. Она сама ещё плохо отдавал отчёт себе, почему так ведёт, но отказаться от общения с Лонгботтомом было невозможно. Да и зачем, если всегда можно прикрыться фразой: "Ну а что здесь такого? Мы хорошие друзья. Или предлагаешь мне напрашиваться гулять с вами с Элис?"
Словом, время шло, общение становилось всё теплее и теплее, девушка вынуждена была признать, пусть и только для самой себя, что общение ей нравится и дело не только в том, что она чувствует себя в компании брата и его девушки, пусть та и была её хорошей подругой, не в том, что с этими Уизли-Поттерами в театр нормально не сходишь, потому что из любой трагедии они сделают балаган. Просто ей нравился Генри, но вот об этом она старалась не думать, упорно закрывая глаза на очевидные вещи, которые видны были всем вокруг.
В в конце июля куратор стажеров сказал, что девушка заслужила отпуск. Конечно, он сразу же добавил, что отпуск совсем короткий, потому как этот мужчина не мог сказать что-то приятное без того, чтобы добавить ложку дёгтя в бочку с мёдом. Но и всё равно было приятно. Роузи вкалывала как проклятая в госпитале, усердно перенимая опыт старших коллег, за что заслужила уважение и репутацию ответственной вдумчивой девушки. Она никогда не пыталась сбежать с дежурства пораньше, никогда не притворялась больной, напротив, до сих пор перелопачивала уйму книг вечером, чтобы на утро придти с новым списком вопросов к руководителям. Но отдыху она была рада. Отдых был ей нужен.
- Генри, ты представляешь, мистрей Пай сказал, что я могу в августе взять отпуск на неделю! - С сияющим видом поделилась с парнем девушка. Сообщила ему первому, потому что как раз был тот случай, когда Лонгботтом её встречал, а не поделиться радостью было нельзя. Генри, как и ожидалось, воспринял всё воодушевлённо, но деятельно. Его предложение куда-нибудь отправиться путешествовать, хоть и было воспринято насторожено, но долгой борьбы не было. - Хорошо, ты обещал мне показать Крит!
Сказано - сделано. Вот теперь девушка стояла перед чемоданом, впихвая туда очередную... Книгу, да. С одеждой было легче, её она выбрала и упаковала быстрее, а вот книги... Что взять с собой из книг? Роуз вздохнула, запуская обе ладони в рыжую гриву и с беспокойством смотря за стрелкой часов - вот-вот должен был появиться Лонгботтом, а она была ещё не готова.

0

3

Кто-то там говорил, что бабочки в животе - это глупости для девочек. Глупцы и лицемеры. Генри был счастлив почти каждый день, с тех пор как вернулся на родину. Встреча с Роуз в кафе, его бесстрашие, позволившее заполучить тот судьбоносный поход в театр. Она не могла этого видеть, но большую часть спектакля он смотрел не на сцену, а на профиль свой спутницы. Умудрившись, тем не менее, краем уха слушать происходящее на сцене, так что после окончания спектакля даже смог поддержать разговор о впечатлениях, оставленных им. И она согласилась сходить еще куда-нибудь. А потом еще... Если раньше все вечера Генри были до отвратительного похожи один на другой, потому что Эдрик зависал с Хью и остальными на репетициях, а Артур предпочитал оторваться от реальной жизни и ловить призрачных злодеев на пару с опекуном, то теперь в них появился новый смысл. И настолько приятный...
Когда Роуз сообщила, что этим летом у нее будет целая неделя отпуска, Лонгботтом был так рад, будто это его отпустили. Его, впрочем, действительно на следующий же день отпустили - у Билла Уизли он был на хорошем счету, да и отпуск в связи с  разъездной работой не использовал уже довольно давно. В этом просто не было смысла - его работа удачно совпадала с хобби, так что он в командировках находил время и поработать, и отдохнуть. Итак, они отправлялись на Крит!
Лонгботтом еще утром связался с портальным управлением в Министерстве и получил разрешение на международный портал, который должен был отправить их с Роуз в два часа пополудни на тот самый обетованный остров. Остаток утра ушел на завтрак, краткое объяснение с родителями касательно его внезапного путешествия и быстрый сбор привычной дорожной сумки. Ему не нужно было много, и потому это никогда не занимало много времени.
Генри вышел из камина в доме Уизли в двенадцать часов дня. Поздоровался с мистером Уизли, тот позвал Роуз, и Генри сел на диван в гостиной, дожидаясь, пока девушка спустится с вещами. Когда это произошло, Лонгботтом присвистнул, глядя на чемодан. Они же всего на неделю собирались... Но молодому человеку хватило такта и инстинкта самосохранения оставить эти комментарии при себе.
- Готова? Портал сработает в два, нам удобнее будет трансгрессировать до нужного места. - Генри протянул ей руку, чтобы осуществить парную трансгрессию.

+1

4

Не ставьте девушку перед выбором. Причем роли не играет, выбирает она туфли, платье или книги. Во варианте Роуз были именно они, потому что из вещей много не требовалось - пара тонких блузок, юбки, купальник. Этого вполне должно было хватить на неделю - даже никаких шерстяных вещей, ибо глупо и бессмысленно. Вряд ли на Крите внезапно случится зима и великие холода, но книги... Чтобы не ломать голову над выбором, Уизли просто взяла все, мало ли, что пригодится... Здравый смысл пробовал робко вступиться, что книги ей не потребуются, ну разве что парочка, но гены Гермионы Грейнджер упорно задавили писк разума и заставили не отказывать себе в знаниях. Отчасти, конечно, процесс был ускорен появлением отца с новостью, что Генри уже здесь. Роузи засуетилась, метнулась к зеркалу совершенно непроизвольно, поправляя выбившуюся из тугого пучка прядь рыжих волос, разгладила еще раз идеально выглаженную юбку, после чего потащила свой чемодан вниз, удостоившись выразительного взгляда Уизли старшего.
- Роузи, ты всю библиотеку взяла? - Прекрасно знающий свою жену, а потому не пребывающий в заблуждении о содержимом сумки, Рональд Уизли таки попробовал остановить дочку. - Мне кажется, что тебе столько не потребуется. Вы же отдыхать собрались? - Мужчина перевел взгляд на Лонгботтома, потом обратно на Роуз. - Давай-давай, выкладывай свои булыжники.
Роуз засопела обиженным котенком, виновато оглядывая отца и парня, но упрямо сжала губы, не собираясь так просто сдаться. Тем более, что Генри уже протягивал руку, смирившись с багажом... Она перевезла взгляд на размеры его сумки, на свою, вздохнула, после чего из чемодана было выложено порядка дюжины фолиантов не самого изящного страницесложения. От остального она бы даже перед угрозой смерти не рассталась, но сумка все равно заметно сдула бока и полегчала. Роуз критически ее осмотрела... Та и так находилась под действием расширяющего заклятия, оставалось только уменьшить вес, но можно и позже.
- Только отнеси, пожалуйста, все это в мою комнату, - Она наклонилась к отцу, поцеловала в щеку, после чего взяла за руку Генри, готовясь к трангресии. - Пока-пока, не скучайте тут! Генри, я готова.
Она обернулась к другу, улыбаясь - она как-то толком с ним не поздоровалась, а при отце еще и едва не начала краснеть, спасла возня с багажом.
- Нам лучше с крыльца будет отправиться, - Она потянула юношу к выходу, разумно полагая, что трангресировать из комнаты не сильно красиво. Зажмурилась, как всегда, прикусила нижнюю губу, и вот уже глубоко вдыхает воздух, избавляясь от легкого головокружения перемещения на новом месте. Она с любопытством огляделась, забыв, что они все еще держатся с Генри за руки. - А куда дальше?

0

5

Генри добродушно улыбался, наблюдая сцену, завязавшуюся между отцом и дочерью. Пару раз ему хотелось вступиться за Роуз и оставить все её учебники в сумке, несмотря на их количество: если так хочет, то пусть берёт - лишь бы ей от этого было хорошо и комфортно. Но он понимал, что брать с собой так много фолиантов настоящая глупость, хоть и не осмелился сказать этого вслух. Ведь всё то время, что они проведут на Крите, она, скорее всего, едва ли притронется к ним больше, чем несколько раз. Хотя довольно глупо утверждать о подобном, зная чья она дочь. Во всяком случае, Генри дал себе обещание, что будет стараться минимизировать её свидания с книгами всю эту неделю.
Когда сортировка багажа была закончена, Лонгботтом крепко пожал руку мистеру Уизли на прощание и, несомненно, в знак благодарности за то, что тот смог облегчить ему ношу. Было довольно забавно осознавать, что Рон прекрасно понимал его и улыбнулся в ответ так, словно прочёл его мысли. После недолгих прощаний, Генри сжал ладошку Роузи одной рукой, а в другую взял её багаж. Его же скромная сумка уже висела на его плече. В отличие от спутницы, он решил обойтись лишь самым необходимым: парой футболок, шорт, костюмом на случай похода в ресторан и томика литературы по специальности. Лонгботтом не удержался, как и Уизли младшая, только вот ему одного на неделю было достаточно. Особенно учитывая, что он практически не планировал его читать, а взял скорее для своего душевного успокоения.
Роуз потащила его на крыльцо и Генри послушно отправился за ней. Её чемодан и вправду был тяжёлым, хотя юноша старался этого никак не показывать. С другой стороны, на него просто не мешало навести чары, уменьшающие вес, что он мог сделать с лёгкостью и прямо сейчас, но решил отложить на потом, к тому моменту, когда они окажутся в другой точке земного шара.
- Готова? - Лонгботтом крепче сжал ладонь Роуз, после чего окинул её взглядом: девушка зажмурилась, что он нашёл забавным и решил последовать её примеру. Щелчок - они на месте! Лонгботтом кивнул на старый ботинок, одиноко валяющийся в траве, молодые люди подошли к нему, прикоснулись и переместились в другую точку планеты. Генри легко переносил такие перемещения даже на дальние расстояния, с Уизли, кажется, тоже было всё в порядке. Во всяком случае её вопрос никак не говорил об обратном.
- А что ты хочешь? Можем сразу побежать к пляжу, он за углом... А можем оставить вещи в доме! - юноша улыбнулся Роуз. Он решил не снимать номер в отеле, вместо чего арендовал небольшой домик у моря в поселении волшебников, в нескольких километрах от той части Крита, где была сосредоточена шумная жизнь. Этот вариант не слишком ударял по бюджету.

+1

6

Роуз открыла глаза и тут же зажмурилась, а потом снова открыла глаза, недоверчиво и изумлённо глядя на бескрайнюю синеву неба, на белоснежные облака, на изумрудную зелень и россыпь цветов вокруг. Какое-то буйство красок, неистовство, всё было таким ярким, таким неправдоподобным после серого и туманного Лондона, что было сложно поверить в том, что всё это настоящее, что это не красивая картинка, что не бутафория. От такого даже голова на секунду закружилась, когда рыжеволосая запрокинула голову, вглядываясь в васильково-синее небо, тут же отворачиваясь от яркого и темпераментного южного солнца.
- С ума сойти! Какое оно всё... Яркое? - Она с удивлением перевела взгляд на Генри, замечая его улыбку и смущаясь. Наверное, она выглядела совсем глупо, как маленький ребёнок, а не как взрослая серьёзная девушка. Роуз попробовала придать своему лицу более подобающее выражение, но глаза всё равно оставались широко и изумлённо распахнутыми. - Оставим вещи в доме... В доме? - Как громом пораженная остановилась Уизли, принимая, наконец-то, некоторое осмысленное выражение лица. Вот так дела - пока она читала книги про Крит, про его особенности и культуру, Лонгботтом занимался организацией их поездки. Роуз стало бесконечно стыдно за то, что она перевесила всё на парня, так легкомысленно упустив даже то, где они на время отпуска будут жить. Она как-то полагала, что они на месте с этим разберутся, оказывается, она полагала, а Генри действовал. - Ой, я же совсем про это и забыла... А ты всё подобрал уже? Мне так стыдно, Генри, прости, пожалуйста, свалила всё на тебя... - Взгляд упал на её чемодан, который безропотно нес юноша. Девушка нахмурилась, припоминая, а вернее не припоминая, чтобы она на него наводила чары, уменьшающие вес ноши. Выходит... Роуз стремительно покраснела, ещё больше расстраиваясь, какая она бестолковая и как усложняет жизнь другу. - Ой, а чемодан то тяжёлый... - Решительно тряхнув рыжей гривой, Роуз достала палочку, наводя её на поклажу и произнося соответствующее заклинание. Теперь ей было хоть немного легче, хотя всё равно совесть грызла. Грызла усердно, так что забрать руку так и забывала, не обращая внимание. - Ну... Ничего, я освоюсь и обязательно наверстаю всю упущенную организацию! - Она твёрдо решила в качестве извинения устроить Генри экскурсию и рассказать о всём том, что успела прочесть, пока тот хлопотал про дом и прочие нужные вещи... - Но таки лучше сначала оставить вещи, если ты не возражаешь?
Всё ещё растерянно улыбаясь и щурясь от небывало яркого солнца она посмотрела на парня, продолжая краснеть и не в состоянии с этим ничего поделать.

0

7

Генри рассмеялся.
- Так всегда поначалу кажется. Это с непривычки. - Он подмигнул девушке. - Да, дом. Отличное критское бунгало почти что у воды. Я подумал, что засыпать под шум прибоя намного приятнее, чем под гомоны местных дискотек. Но туда тоже сходим, если хочешь.
Лонгботтом мотнул головой (махнул бы рукой, но обе были заняты) в знак того, что ситуация совершенно не стоит беспокойства. Хлопоты были приятными. Еще приятнее было видеть этот совершенно очаровательный румянец у нее на лице, позволявший делать кое-какие выводы про себя, озвучить которые Генри не позволил бы себе даже под пытками. Они, однако, дарили ему такую внутреннюю легкость, что тяжести поклажи он не ощущал. Вернее, когда Роуз уменьшила чарами ее вес, стало конечно проще, но изначально внимание на этом моменте не концентрировалось.
- Никаких извинений! Я тебя пригласил, и вполне логично, что организацией занимался тоже я. Идем...
И они направились вдоль скалистого берега до ближайшей расщелины в камнях, за которой начинался проход в деревушку. Идти было совсем не далеко - дорожка извивалась по тенистому зеленому склону и вела в бухту. Там было не больше двадцати домов, их был крайний, у самой воды, из выбеленного солнцем песчаника. На крыльце Генри оставил чемоданы, достал палочку и с помощью пароля открыл дверь. После этого вещи перекочевали в помещение.
Домик был одноэтажный, но зато можно было подняться на плоскую крышу, где располагались два лежака и большой пальмовый зонт от солнца. Когда Генри туда первый раз поднялся, в одно из своих первых путешествий на Крит, близость звезд показалась ему невероятной. Хотелось показать это и Роуз тоже.
Внутри было все необходимое: маленькие ванная и кухня, просторная комната с креслами и множеством подушек и спальня. Изначально кровать там была одна, и это обстоятельство смущало Генри, но в конце концов, они оба были волшебниками. Ее всегда можно было трансфигурировать в две, если Роуз выразит в его адрес недоверие.
- Ну, вот она, наша крепость. - Произнес Лонгботтом, раскинув руки и падая в ближайшее к коридору кресло в гостиной. - Чем теперь займемся? Я умею готовить отличный салат из бананов, они растут во внутреннем дворе.

+1

8

На слова Генри оставалось только улыбнуться и кивнуть, клятвенно обещая себе отыграться на дне рождении парня - так как в отпуск они отправились вдвоем, а у него был через два дня праздник, то никто, кроме нее, организовать торжество не мог. Конечно, вряд ли у нее получится что-то масштабное, тем более мероприятие следовало готовить на них двоих, не вдаваясь в лишнюю помпезность и не устраивая глобальных застолий, но кое какие идеи у девушки были. Тем более теперь, когда делом чести было наверстать упущенное.
- Наверное, надо сходить, - Несколько неуверенно ответила рыжая про дискотеки, продолжая щуриться от яркого солнца. - К конце концов, изучать надо все!
Она рассмеялась, постепенно успокаиваясь и переставая чувствовать себя скованно - на это просто не хватало времени, ей приходилось слишком активно крутить головой по сторонам, стараясь не упустить ничего. Ее до сих пор поражали краски Крита, такие чистые, такие живые. Несколько человек обернулось во след англичанам, с интересом посматривая на огненные волосы девушки, под этим солнцем просто горевшие, придававшие несколько фантастический вид.
Их домик был ближе всего к воде. Роуз провела по косяку ладонью, ощущая кожей теплое дерево, шершавое и приятное, улыбнулась, автоматически подумывая о том, что надо бы навести защитные чары. Просто потому что так было бы правильно, а не потому что ждала кого-то опасного, но пока ее внимание переключилось на тенистую гостиную, куда сквозь легкие занавески пробивались косые лучи света. Она посмотрела на Генри, отдыхающего в кресле, скинула босоножки и босиком пробежала по теплому полу, разглядывая "их крепость", как назвал домик Лонгботтом. Все казалось очень милым, миниатюрным, аккуратным. Взгляд задержался на кровати, которая обнаружилась в единственном количестве, Роуз чуть нахмурилась, но тряхнула головой, внезапно легкомысленно решая оставить этот вопрос до того момента, как захочется спать.
- Надо гулять! - Уизли закончила осмотр владений и устроилась в кресле напротив Генри. - Вещи потом разберем. Есть хочешь? Тогда можно и перекусить что-нибудь легкое, а потом... - Она открыла рот, чтобы сказать "к морю", однако суровый колдомедик в ней грозно запротестовал, рассказывая про вред полуденного солнца. - Давай по музеям? А ближе к вечеру пойдем к морю?

0

9

Генри внимательно посмотрел на Роуз из своего кресла, прикидывая, как та будет смотреться в окружении судорожно дергающихся под музыку магглов, и улыбнулся. Это, без сомнения, будет интересный опыт, тут она права. А он сможет выступить настоящим спасителем, когда поможет ей оттуда выбраться и отбиться без помощи палочки и нарушения статута о секретности от подвыпивших и не слишком тактичный поклонников. Лонгботтом, правда, еще не решил для себя, действительно ли ему хочется, чтобы они оба приобрели такой опыт. Все-таки, это испортило бы поездку в той или иной степени. А ему хотелось волшебства, взаимопонимания и теплого общения с очень сильно ему нравящейся девушкой, а не мордобоя с пьяными магглами, пусть это и показало бы его в глазах этой девушки настоящим мужчиной.
Он задумался на пару мгновений, прикидывая про себя, а действительно ли он хочет есть, или его больше прельщает перспектива блеснуть своими кулинарными умениями, которые, к слову говоря, были не так уж обширны? Но Роуз заговорила о музеях, а Генри хорошо знал, как утомительны бывают такие хождения. А еще это значило, что нормально поесть они смогут только в перерывах между посещениями оных, и это поставило точку в его размышлениях. Банановому салату быть. Лонгботтом поднялся из кресла и направился во внутренний двор, приманив к себе пару бананов с ближайшей пальмы, а потом вернулся с этим добром на смежную с гостиной кухню. Оттуда он мог прекрасно видеть и говорить с Роуз, так что ей даже не было нужды перемешаться ближе.
- Если по музеям, то поесть точно надо. У меня там в рюкзаке есть пара путеводителей, купил еще в первые поездки сюда. Выбери, куда хочешь пойти, а я тут пока сыграю в повара.
Он вывалил бананы на стол и открыл ближайший шкаф. До приезда Генри попросил хозяина хоть что-то закинуть в ледяной шкаф и на полки, чтобы они не умерли с голоду, и оплатил это дополнительно. Это уже вошло у него в привычку и было намного удобнее, чем каждый раз тащить ему с собой. В шкафу нашелся пакет с грецкими орехами и яблоки, Лонгботтом взмахом палочки измельчил это все и сбросил у глубокую тарелку. Осталось заправить. Пришлось как следует пошарить в ледяном шкафу, прежде чем нашлась подходящая бутылка чего-то, что, судя по вкусу, было йогуртом. Генри вылил заправку в салат, покрутил палочкой над тарелкой, перемешивая содержимое, а потом воткнул туда две ложки и вернулся с тарелкой в комнату к Роуз.
- Бон аппети, ма шер.
Генри снова уселся в свое кресло, зачерпнул из тарелки огромную ложку и принялся усиленно жевать.
- Ну, давай составлять план. Куда пойдем сначала?

+1

10

Всё это было восхитительно и просто невероятно. Всё было так... Необычно, хотя Роузи и не была беспомощной девочкой, но такого опыта у неё ещё не было.
- Чтооо? - Генри, судя по взгляду, что-то обдумывал, заставляя девушку начинать паниковать и краснеть попеременно. Казалось, что он думает о чем-то... связанном с ней, да, определённо, только вот характер этих мыслей было сложно понять. - Я что-то глупое сказала?
И тут, как специально, картинка из прошлого, как они с Лонгботтомом стоят по центру львиной гостиной и с упорством, достойным лучшего применения, орут друг на друга, пытаясь выяснить, кто из них умный, а кто задавака. Картинка вышла такой живой, что Уизли не удержалась и рассмеялась, откровенно рассмеялась той глупости, с которой они пытались поругаться когда-то.
- Слушай, Генри, - Парень вернулся с добычей в виде бананов, а она всё смеялась. Только когда тот упомянул про путеводители, она попробовала успокоиться и потянулась к его рюкзаку. - А ты помнишь, помнишь школьные годы? - Рыжая ещё раз хихикнула, представляя, как глупо она тогда смотрелась. - Вот уж мы с тобой легкие то тренировали, вот дурашки были.
И всё-таки, глядя сейчас в буклеты, быстро набрасывая на извлеченном уже из собственной сумки пергаменте списочек, куда и когда им стоит сходить, она думала о другом. Она пыталась понять, что изменилось, что заставило их перестать вот так глупо кричать. Или что заставляло их тогда кричать? Желание казаться умнее? Но зачем, что за глупость? Хотелось спросить и парня, что он думает об этом, но почему-то стеснялась, считая, что это будет глупо. Тем более, он что-то творил съестное на кухне, а она не могла не согласиться с тем, что перед длительным культурным просвещением следует таки перекусить. Было любопытно, так любопытно... Сложно сказать, куда больше смотрела Роуз - в книгу или же, украдкой, на Генри.
- О, да ты ещё и готовить умеешь, - Роузи посмотрела на кулинарное творение, подхватила ложку и смело продегустировала предложенное. В общем-то... Да, весьма и весьма неплохо. - Да ты целый кладезь талантов! Признавайся, чего я ещё о тебе не знаю за столько лет ругани, мм? - А сама уже составляла в голове план, чем удивлять Лонгботтома в свою очередь, когда будет его день рождения. Ей хотелось, нет, она считала просто необходимым его поразить. Зачем? Ну... - Я вот набросала уже списочек. С чего посоветуешь начать? Может, с развалин дворца? С того самого, где жил, по мифам, Минотавр? Там и правда есть этот лабиринт? Там есть то, что скрыто от магглов?

0

11

Он рассмеялся и покачал головой, успокаивая свою спутницу. А следом чуть не покраснел от стыда, когда Роуз пустилась в воспоминания о школьных годах. Генри сегодняшнего дня, повзрослевшему и наконец принявшему себя и свои чувства, за себя прошлого было неизменно стыдно. Вроде и понимал, что был мальчишкой и отсюда все беды, но сделать с собой ничего не мог.
- Кто старое помянет... - Скривился он. - Мне больше нравится смотреть в будущее.
И на то, как она пробует его стряпню. Логботтом почти что гордость испытал, когда Роузи его похвалила, и было совершенно не важно, что блюдо-то само по себе совершенно не сложное. Генри, совершенно довольный собой, усмехнулся и махнул рукой.
- Да тут все просто как дважды два. Вряд ли это можно назвать готовкой. Но кое-что я действительно могу. Когда тебя целыми днями держат в каком-нибудь палаточном городке рядом с очередной проклятой гробницей, волей неволей учишься как-то себя кормить.
Молодой человек подмигнул Уизли. Вряд ли он в действительности представлял из себя такого уж человека-загадку, каким ощущал себя после слов Роуз, но ощущение тем не менее было приятным. Он пожал плечами, не слишком представляя, с чего можно было бы начать себя расхваливать, и потому вовсе не начиная.
- Дворец обязательно надо посетить. Там толпы магглов, но это ничего. Смешаемся с толпой, здесь это не сложно. Только мантию надо снять. Лабиринт и правда есть, но он под землей. Магглы о нем не знают, а вот местные волшебники вроде даже экскурсии водят. Спросим, как доберемся.
Сам Генри в этом месте уже бывал, в одиночку. Когда-то лабиринт кишел проклятьями, но был расколдован задолго до рождения Лонгботтома, и теперь являлся для магов местом сугубо туристическим. Парень бродил по лабиринту добрую половину дня, пытаясь оживить в воображении происходившие здесь события. Фантазия у него была не из бедных, поэтому посещение Генри хорошо запомнил. Но вот саму историю он знал не очень хорошо, этим и вызвано было его желание все-таки найти гида. Ударитьв грязь лицом перед Роуз не хотелось совершенно.
Лонгботтом доел свою порцию салата и поднялся на ноги.
- Выдвигаемся. Там есть точка для трансгрессии, так что можно переместиться. Пешком туда долго идти, да и успеем еще находиться.
С этими словами Генри вывел девушку во внутренний двор, и оттуда, взяв за руку, трансгрессировал с ней к одному из потаенных уголков Кносского дворца.

+1

12

Реакции Генри вызывали улыбку, неподдельную улыбку, потому что за всем этим просматривалось что-то... Что-то, что Роуз видела, как и любая девушка, но как девушка излишне занятая книгами, привыкшая к их компании и совершенно неискушенная в делах сердечных, отгоняющая от себя. Возможно, зря, но периодически забредающие в голову мысли о том, что Лонгботтом относится к ней как-то по-особому, она усердно запихивала в самые дальние уголки сознания, пытаясь себя урезонить вопросами о том, с чего бы это ему к ней как-то необычно относиться. Они дружат, просто дружат... Главное, чтобы она сама в это верила. Женщина, как известно, обманывает только один раз - себя, потом она в это свято верит.
- Да уж, - Протянула на рассказ парня рыжая, уже закончив с едой и относя тарелку на кухню, продолжая слушать уже оттуда - всё должно быть аккуратно, правильно и чистым. Зачем оставлять тарелки грязными, если их сполоснуть какие-то пять минут? Вслед за её посудой, туда отправилась и тарелка Генри, когда он доел. Роуз мыла без магии, не видя смысла тратить силы на такую мелочь. - Сколько у тебя уже таких командировок было? Много жил в полевых условиях?
Генри старше её всего на год, он выпустился из школы всего-то три года назад, но такое чувство, что он прожил целую жизнь. Это удивляло, потому как Уизли не считала, что сама она слоняется без дела или занимается чем-то неинтересным, просто, видимо, в работе Лонгботтома было больше динамики, что ли...
- Да, я читала про Кносский дворец, про лабиринт, про царя Миноса, - Девушка вытерла руки, мимоходом окинув себя взглядом в зеркале. - Ммм... Генри, так подойдёт? Ничего не упустила? Сойду за маггла? Так вот, в своё время это был центр цивилизации, центр прогресса. Кажется, в нашей Англии тогда ничего даже близко похожего не наблюдалось. Ну что же, для каждой культуры своё время.
Она предвкушала невероятно интересный поход, её уже не смущало, что юноша берёт её за руку - привыкла, оправдывала это необходимостью, да и, на самом деле, было просто приятно.
- Ох... - Девушка задрала голову, разглядывая терракотовые колоны дворца. - Это просто восхитительно. А это небо! Генри, это небо просто невероятно!
Её восторг был сопоставим разве что с первым посещением Хогвартса или письмом с уведомлением о поступлении на стажировку в св.Мунго. Она едва сдерживалась, чтобы по-детски не начать прыгать, только чуть сильнее сжала ладонь друга, осматривая всё с улыбкой. Яркое солнце путалось в рыжих волосах, заставляя тех волшебников, что оказались неподалёку, обратить внимание на девушку.
- Так, веди! - Полушутя, полусерьёзно сказала Роуз, торжественно вверяя себя на его попечение. - Лабиринт же мы тоже посмотрим? А точно там уже все заклятья ликвидированы? Нет, я не сомневаюсь, но мало ли...

0

13

- Я постоянно в них живу, ты лучше спроси, когда я последний раз жил в таком вот обычном доме. - Усмехнулся Лонгботтом.
Любовь к путешествиям была одной из главных причин, по которой он выбрал профессию ликвидатора проклятий. Путешествия и риск - что еще нужно молодому, свободному от обязательств и головной боли с прокормом семьи магу? Генри считал, что ничего. Его жизнь была полной, она ни минуты не стояла на месте, постоянно изменялась вместе с новыми заданиями и новыми сложными случаями на работе. Логботтом в этом ни за что не признался бы, но если бы командировки вдруг прекратились и его заставили бы долго жить на одном месте, он довольно скоро начал бы чахнуть от скуки. Если только... Генри украдкой посмотрел на старательно намывающую посуду Роуз. Если только у него не появился бы иной объект, на который можно тратить время и энергию.
Со спины она казалась такой маленькой и хрупкой, что невольно хотелось подойти и обнять. Парень на всякий случай стиснул руку в кулак так, что ногти впились в ладонь. Боль была очень физической и мигом отвлекла внимание от всяких неуместных мыслей. Она ему доверяла, приехала сюда, было бы просто свинством разрушить это доверие.
- Знаешь, в мире столько следов этих некогда цветших, а ныне безвозвратно ушедших цивилизаций, что иногда становится страшно. - Задумчиво произнес Генри, прикрывая рукой глаза от солнца. - Греки здесь у нас в Европе, как ты знаешь, не единственные. Были еще Атланты, Майа, и несколько цивилизаций в Азии. Сейчас как-то невозможно представить, что и от нас останутся только руины, по которым потомки будут с интересом гулять и задаваться вопросами о том, как мы жили.
Генри вообще не любил думать о временах, когда он больше не будет жить на земле. Он был в том счастливом для человека возрасте, когда уверен, что будешь жить вечно, и предпочел бы оставаться в этом состоянии как можно дольше. Парень улыбнулся, наблюдая восторг девушки, а когда она сжала его руку, как-то автоматически, без всякой задней мысли, переплел свои пальцы с ее.
- Я больше люблю ночное небо. Если смотреть на него ясной ночью с какого-нибудь айсберга в северном море. Зрелище такое, что дух захватывает. Я тебе покажу в омуте памяти, если хочешь. А про лабиринт не волнуйся. В любом случае, с тобой опытный ликвидатор. Нам ничего не страшно. - Ответил Лонгботтом с загадочной усмешкой, а потом они скрылись в замаскированном от магглов проходе, уводящим вниз по узкому коридору, где было темно, душно и все способствовало приступам клаустрафобии. Коридор несколько раз вильнул, а потом вывел их к просторную залу с высоким сводчатым потолком, где Генри наконец смог вдохнуть полной грудью. Маленький грек с легкой белой мантии взял с них плату за проход и поковылял впереди, рассказывая историю лабиринта и его обитателя. В паре мест им даже было предложено самостоятельно найти выход из боковых ответвлений лабиринта. Это были недолгие, рассчитанные не более, чем на полчаса задачки, с которыми они справились без особого труда, поскольку Генри их уже проходил.
Уже на выходе из лабиринта была припасена огромная каменная плита с изображением Минотавра, рядом с которой гулял колдограф и с колдоаппаратом. Он тут же бросился к молодым людям с предложением сфотографироваться на память. Генри вопросительно посмотрел на Роуз.
- По-моему, стоит. Мне точно нужна фотка на память.

+1

14

- И как давно ты жил в таком доме? - Сказано спросить - она спросила, чуть посмеиваясь. Возможно, на нее так действовало обилие солнца и голубого неба, которого в родной Англии было слишком мало, но сегодня она много смеялась и улыбалась. Роуз, которую бабушка Молли даже подозревала в полнейшем равнодушии из-за того, что попадая в Нору она не переворачивали все вверх дном за пару минут, как делала большая часть многочисленной родни, здесь совершенно не казалась холодной. - Когда-нибудь так оно и будет, - Серьезно ответила Уизли. - Всегда есть расцвет и закат, редко, когда возможно это предотвратить, если вообще возможно.
Но уйти с головой в философский разговор ей было не суждено сейчас - Генри уже увлекал дальше, они уже оказались у Дворца. Древняя культура поражала, поражала своим величием и тем, что она не смотрелась старой. В ней было что-то вечное, что-то, что будет влечь к ней не только любителей истории еще многие века, но и простых людей, возможно не знающих и о мифах, но которых будет завораживать творение предков. Мысли ее вновь перетекли к тому, а что они оставят после себя? Будет ли что-то, что столь же сильно сможет поразить их потомков, вырвать из повседневности и заставить захотеть прожить хотя бы несколько часов в атмосфере прошлого. Что останется после них? Смогут ли они не только разрушить, но и создать!
- Зачем же проклятия на айсберге создавать? - Искренне удивилась девушка, озадаченно глядя на спутника, но тут же улыбаясь. - Почту за честь, мистер Лонгботтом посмотреть на мир Вашими глазами!
[i...и понять ваши чувства в этот момент, мистер Лонгботтом...[/i]
Рассказ маленького грека был восхитителен хотя бы тем, что он звучал в стенах пропитанных духом легенды и древней магии, хотя информативно Уизли не узнала ничего нового, а иной раз ее тянуло вставить свой комментарий, но она героически старалась помалкивать и не разрушать атмосферу. Они не на уроке и баллы им за ответ никто не поставит. Это было сложно для Роуз всегда, но при этом она хорошо понимала, что не все и не всегда стоит лезть в первые ряды. Сам Лабиринт заставлял почувствовать себя маленьким и слабым человечком, девушка шла настороженно, представляя, как плутали здесь жертвы Минотавра, ожидая за каждым углом свою смерть, это заставляло пальцы самим тянуться к волшебной палочке, чтобы в любой момент ее вытащить и кинуть заклинанием.
- Ух! - После подземелья солнечный свет заставил ее вновь остановиться и прикрыть ладонью глаза. - Фотогравироваться? Но... Хотя да, кому-то точно нужны доказательства, что в самом деле домоседку вытащили куда-то дальше родственников!
Она смеялась, идя на уступки, пусть и не любила фотографироваться, но... Но почему бы и нет? Почему бы не сделать снимок? На память. На память о Лабиринте, что они прошли его вдвоем - интуиция, которая у нее существовала, но упорно подавлялась разумом, говорила о том, что Генри хочет помнить не о чудовище, ой не о нем... - Ого, а долго мы плутали! А мне еще кое что успеть надо сегодня, - Солнце хоть и слепило, но явно уже давно прошло зенит и торопилось спрятаться. - Предлагаю переварить культурные впечатления и перекусить. Можешь даже рискнуть и попробовать моей стряпни, а потом вновь гулять, что скажешь?

0

15

- Ровно полгода назад, когда был в своем заслуженном отпуске. - Без тени смущения признался Лонгботтом.
Конечно, справедливо было бы заметить, что с возвращением в Англию он большую часть свободного времени проводил дома, но этого свободного времени у Генри было не так много. Поэтому он позволил себе немного приукрасить.
- Меня радует, что я не доживу. Мне не приятно видеть упадок. Прогресс и развитие - куда оптимистичнее и интереснее. - Со вздохом сказал Лонгботтом, закрывая тему о цивилизациях.
Он действительно не хотел сейчас говорить о плохом. И вряд ли было что-то в мире, что по степени плохого могло сравниться с исчезновением целой цивилизации. Так что долой все эти мрачные рассуждения. О смерти, о регрессе, об исчезновении. Было бы верхом глупости тратить на это отпуск.
- Проклятья?
Лонгботтом удивленно посмотрел на Роуз, потом до него дошло, что она имеет ввиду, и парень рассмеялся. Его смех эхом прокатился под каменными сводами лабиринта, перерастая в рокот. Звучало довольно жутко, поэтому Генри поспешил заткнуться и извиняющеся улыбнулся Уизли.
- Нет, проклятий на айсбергах нет. Ну, кроме, пожалуй, того, что потопил "Титаник". Знаешь, арабы очень не любят, когда у них крадут древние манускрипты и пытаются переправить их в Америку. Так не любят, что могут даже потопить их, чтобы никому не достались. И вполне способны нанять для этого самого настоящего колдуна. Он, кстати, до сих пор в Азкабане за нарушение Статута и колдовство по заказу магглов. Отвратительный тип, а корабль жалко. Он был красивый...
Генри вздохнул. Когда он читал в архивах Гринготтса об экспедиции, которую маги организовали сразу после катастрофы к останкам корабля, он готов был волком выть из-за того, что еще даже не родился тогда. Исследований такого рода на морском дне с тех пор не проводились - не было достаточного повода. Он мог бы нырнуть на дно, чтобы просто посмотреть на остов, но за прошедшее столетие это уже не был тот прекрасный, слишком рано погибший корабль. Это была груда ржавого, покореженного железа. Кладбище под водой. И искать там было уже нечего, потому что все ценное давно хранилось в Гринготтсе, поднятое во времена той первой экспедиции. Поговаривали, что многие участники сошли с ума - не так-то просто исследовать затонувший корабль, где все еще плавают трупы сотен погибших магглов. Но Генри был бы не против рискнуть. Такой шанс выпадает всего раз в жизни...
Чувствуя, что его снова уносит куда-то не туда, парень поспешил вынырнуть из затягивающего его водоворота мыслей и вернуться к своей спутнице.
- Так вот. Там было чье-то древнее убежище в леднике. Мы его расколдовывали. А айсберг - они там просто стаями плавают, и я после работы решил устроить себе небольшую прогулку. Покажу, когда домой вернемся.
Роуз дала себя уговорить на колдографию. Фотограф сообщил им, когда можно будет зайти за снимками, и они неспешно побрели прочь от руин дворца.
- Так уж и рискнуть? Я почему-то уверен, что все совсем не так плохо.
Генри лукаво улыбнулся. Они добрались до ближайшего безлюдного места, откуда можно было трансгрессировать к дому. Там Лонгботтом с наслаждением рухнул в ставшее уже родным кресло и пару минут вообще не подавал признаков жизни. Потом совесть взяла свое, и он поплелся на кухню.
- Тебе помочь?

+1

16

- В упадке тоже есть своя прелесть, - Роуз качнула головой, улыбаясь, но продолжать тему не стала. В принципе, когда наблюдаешь со стороны, то всякий момент в жизни цивилизации кажется загадочным и упоительным, полным своего невероятного очарования независимо от того, магия то рождения и расцвета или же упадка и увядания. Обычно, перед тем как вовсе исчезнуть, культура вспыхивает с удивительной силой, словно бы стремясь в едином порыве создать нечто, что пройдёт через века, станет символом и бессмертным напоминанием о людях, которые жили и творили, влюблялись и умирали. Культура упадка не такая буйная, как зарождающаяся, но она уже вбирает в себя всё самое лучшее, что смогла за всё развитие достигнуть, приправляя это зрелостью мировоззрения, что делает её особенно пленительной не только для души, но и для ума. Закат, как правило, всего лишь начало рассвета. Можно было долго об этом рассуждать, но Роуз улыбалась, следя за своим спутником и наблюдая за его лицом - отчего-то это было невероятно увлекательно и удивительно, хотя и так элементарно, но девушка никогда не думала, что окажется так интересно, кто бы мог подумать.
- Генри, - Она сначала вздрогнула от его смеха, но почти сразу же оправилась, рассмеялась тихонько и толкнула юношу в бок. - Подожди, мне нужен блокнот, чтобы записать всё, что ты мне должен показать дома! Я же скоро перестану запоминать от обилия всего того, что ты видел и чем можешь поделиться!
Счастью много не нужно, достаточно пары слов и обещаний. Простых обещаний не о чем-то сложном и возвышенном, а о завтрашнем дне, о том, что он будет, что там будет снова что-то, чем можно будет вновь улыбнуться. Это то самое счастье, в котором не отдаешь себе отчет, зато прекрасно ощущаешь, стремясь к нему всей сущностью, потому как именно оно, ну или же великое горе, толкает нас на подвиги и свершения - уверенность в том, что завтрашний день нужен, что есть смысл в том, чтобы он наступил. И прелесть его, как раз, в том, что оно живет в крови, но не требует названий.
- Мне бы твоей уверенности, - Она улыбалась, позволяя себя фотографировать. Ради Генри, потому как сама бы она никогда не отважилась на это. Хотя... Если у неё будет фото Лонгботтома, то ей будет тоже приятно, ведь она даже почти придумала, куда бы его поставить в комнате.... В комнате?! Мысли текли удивительно легко и естественно, как будто бы так и должно было случиться. Мысли выдавали то, что происходило в действительности, совершенно безнаказанно издеваясь над серьёзностью и логичностью хозяйки, всё ещё пытавшейся сопротивляться чувству. Чувство смеялось, вторя уютным мыслям, играя, как кошка с мышкой, с рыжеволосой волшебницей и не спрашивая, а что вообще та спланировала в своей жизни. Борьба с самой собой занимала удивительно много времени, заставляя иной раз просто становиться ведомой - так они очутились вновь в их домике, а Уизли, кажется, только сейчас с удивлением это замечала, хотя уже инстинктивно шла на кухню, чтобы смастерить им обед.
- Что? - Девушка отвлеклась от кастрюлек и салатов, превративших кухню в мини Дырявый котёл. Юношеский максимализм и желание угодить и удивить Генри толкал Роуз на приготовление всего и сразу, включая легких эклеров из заварного теста. - Ой, нет, я думаю, что справлюсь, - Она улыбнулась, оборачиваясь и видя совсем неподалёку готового к свершениям помощника. - - Разве что расскажи ещё что-нибудь?

0

17

За Роуз очень уютно было наблюдать, хотя иной раз это и грозило пересечением траекторий с каким-нибудь летящим яйцом или помидором. От помощи Уизли отказалась, и, в общем-то, Генри понимал причину. Еще один человек с палочкой был тут явно лишним и только мешался бы. Поэтому Лонгботтом занял безопасное место где-то в углу комнаты и оттуда все время готовки развлекал Роуз занимательными историями из рабочих будней. Их, слава Мерлину, всегда было с избытком. Взять хоть тот случай в Египте, когда они чуть не подняли мумию фараона неправильной ликвидацией ее проклятья. Или того индийского духа, которого вызвали нетерпеливые местные, распечатавшие мавзолей до того, как они прибыли на место, а потом сбежавшие, оставив англичан разбираться с последствиями. Да, историй у Генри было много, одного вечера явно не хватило бы, чтобы рассказать все. Но готовка и не занимала у Роуз столько времени.

Запахи на кухне очень скоро стали слишком настойчиво напоминать Генри, что пора ужинать, поэтому парень отправился в гостиную, служившую также и столовой, чтобы накрыть на стол. Он нарочито старался сделать стол не романтичным, но, кажется, подсознание играло с ним не очень хорошую штуку. А может, стол на двоих в принципе нельзя накрыть не романтично, когда за ним собираются ужинать парень и девушка, не связанные родственными узами. Лонгботтом вздохнул, обреченно поправил одинокий тропический цветок в маленькой стеклянной вазочке и повернулся к Роуз, которая как раз входила в комнату в окружении левитирующих тарелок с едой. Генри улыбнулся и отошел с дороги.
- Все готово, мэм.
На вкус оно были ни чуть не хуже, чем на запах.

И что бы там ни говорила Роуз о ее кулинарных талантах, Генри от них пришел в восторг. Настолько, что позабыл о чувстве меры и предсказуемо объелся до состояния нестояния. Уже после десерта он обреченно откинулся на спинку стула, поглаживая живот и простонал:
- Это было волшебно. Но я навряд ли уже сегодня куда-то пойду, просто сил нет.
Он бросил взгляд за окно и с удивлением понял, что там уже стемнело, так что в лучшем случае сейчас они могли отправиться на какую-нибудь вечеринку в магическом квартале. Куда Генри, положа руку на сердце идти совсем не хотелось. Провести время с Роуз было намного приятнее.
- Ты готовила, так что посуда на мне. Но завтра, прямо с утра. А сейчас...

Генри выкатился из-за стола, добрел до кроватей и упал на ближайшую, приняв позу звезды.

0

18

Хоть Роуз и нельзя было назвать совсем уж неулыбчивым человеком, сейчас от постоянной улыбки у нее ныли скулы. А удержаться было невозможно, когда Генри с таким артистизмом травил байку за байкой, да все еще и основанные на реальных событиях. Даже жалко было, что готовка занимает не так много времени, потому что она с удовольствием слушала бы его еще и еще. Собственная жизнь в сравнении с приключениями Генри вдруг показалась ей невыносимо скучной, не хотелось терять эту сопричастность, остро ощущаемую девушкой в те минуты, пока Лонгботтом говорил.
Ужин же вышел очень семейный. Уизли не могла не польстить похвала ее кулинарным умениям, да она и сама знала, что постаралась на славу. Странно было только понимать, что на противоположном конце стола сидит сейчас не кто-нибудь, а Генри Логботтом. Генри, с которым они так громко, на всю гостиную, выясняли в школе отношения. Генри, который дергал ее за хвост и обзывал конопатой. Генри... Кто бы мог подумать. Роуз невольно усмехнулась этой мысли, когда Лонгботтом изъявил желание принять горизонтальное положение и обещался помыть посуду прямо с утра.

- Вот ведь, нашел проблему. - Буркнула она, поднимаясь из-за стола и по-быстрому зачаровывая посуду, чтобы она сама помылась и расставилась по шкафам.
Сказать по правде, Роуз разделяла нежелание Генри куда-то еще сегодня выползать. День и так выдался богатым на впечатления, а впереди было еще достаточно времени, чтобы еще сильнее увеличить их запас перед возвращением домой. Поэтому Уизли, чувствуя, однако, некоторую неловкость про себя, отправилась к кроватям, на которых развалился Лонгботтом и, коленом подтолкнув его в ногу, чтобы освободил место, упала рядом, с наслаждением потягиваясь, чувствуя отдачу в каждом мускуле. Следом за потягиванием пришло полное расслабление. Несколько минут Роуз лежала молча, а потом скосила взгляд на Генри.
- Кровати надо бы разделить...
Вопрос этот никак не давал ей покоя. Они друзья, да, бояться ей было нечего, но... Было это вот непонятное пока до конца "но", вынуждавшее Роуз перестраховываться и произносить вслух то, что она, по сердцу, совсем произносить не хотела.

Уизли зевнула, прикрыв рот рукой. С другой стороны, сейчас усталость так навалилась на обоих, что разделение вполне могло подождать до утра. Ничего плохого не случится за одну ночь...
- Завтра с утра сделаем. - Проговорила она, поворачиваясь на бок и сворачиваясь в клубочек. - Здесь хорошо... Спасибо еще раз, что вытащил, Генри. Мне очень повезло, что ты у меня есть.
Роуз улыбнулась.

0

19

- Ээээй! - Воскликнул Генри, приподнявшись на локтях, когда Роуз отправила посуду самостоятельно отмываться. - Ты нанесла моему самолюбию тяжелую рану, юная леди!
Впрочем, самолюбие его быстро успокоилось и отодвинулось на второй план, когда Роуз забралась на кровать. Генри от неожиданности заткнулся и подвинулся, но боковым зрением то и дело смотрел на девушку, как будто опасаясь новой внезапной выходки. Когда она сказала про кровати, это было, с одной стороны, ожидаемо, а с другой - как-то обескураживало. Генри кивнул, не став ничего отвечать. И, как оказалось, не напрасно - Роуз не требовала сделать это прямо сейчас. Парень повернулся на бок, лицом к девушке. Она была очень красивая, Генри не мог оторвать взгляда от ее больших голубых глаз. Очень хотелось коснуться ее, не важно как, лишь бы был физический контакт, но Лонгботтом держался, стараясь оставаться джентльменом.
- Это мне повезло... - Тихо сказал Генри.

Непослушная прядка из кудрей Роуз упала ей на лицо, Лонгботтом протянул руку и заправил ее девушке за ухо. Он сделал это прежде, чем понял, что именно делает и задумался об уместности своего жеста. А когда задумался - смутился и порадовался, что в комнате царил полумрак, и Роуз не могла видеть, что он, совсем как юная барышня, краснеет. Впрочем, минута смущения была краткой. Потом Лонгботтом взял себя в руки и подумал: а что, собственно, такого он сделал? Они оба - совершеннолетние люди, оба свободны, так какого черта. Его взгляд скользнул по лицу девушки, задержался на губах. Генри снова поддался порыву, запустив руку в густые волосы Роуз, придвинулся и прижался губами к ее рту. В тот же момент все тело будто током прошило. Он мечтал об этом так долго, что теперь даже не до конца верил, что действительно целует ее.

Губы у Роуз были очень мягкие, от них не хотелось отрываться, но Лонгботтом все-таки заставил себя сделать это. Велика была вероятность, что девушка его порыв не разделит, а сделать что-то вопреки ее воле Генри был не способен. Она действовала на него как валерьянка на кота, это немного пугало: всего один, почти невинный поцелуй - а он уже возбужден до предела. Требовался огромный самоконтроль, чтобы держать себя в руках, он знал, что еще не поздно повернуть назад. Нужно было просто извиниться, раздвинуть чертовы кровати и лечь спать. Утром оба сделали бы вид, что ничего не случилось, но... Но это было совсем не то, чего Генри в действительности хотел. Не хотел он раздвигать кровати. Взгляд его потемневших глаз остановился на лице Уизли. Он молчал и ждал.

+1

20

[NIC]Rose Weasley[/NIC][AVA]http://impera.potterforum.ru/img/avatars/0013/7f/1b/62-1428354895.jpg[/AVA]Ее глаза расширились, когда Генри протянул к ней руку. Он еще даже не коснулся ее, но Роуз уже знала, что этого прикосновения нужно избежать. Любой ценой. Вскочить с кровати, отправиться гулять по ночному пляжу, что угодно... Потому что если дать ему коснуться себя, пути назад уже не будет. Где-то внутри нее находился невидимый тумблер. Этот день, их предыдущие встречи - все это грузом наваливалось на него, сдвигая миллиметр за миллиметром. Так, что в конце концов достаточно было одного единственного касания, чтобы он щелкнул. Сейчас слишком легко было бы влюбиться в Генри. А Роуз боялась влюбляться. Она была рассудительной юной леди, полностью владеющей своими чувствами и привязанностями. Влюбленность же означала потерю контроля. Ей нужно было избежать его прикосновения. Сделать хоть что-то... Но она не сделала ничего. Пальцы Генри были теплыми, неуловимое касание - приятным. Даже слишком... Как будто она уже давно ждала, когда это случится. Не сознательно, нет. Ее сознание до сих пор был в шоке от происходящего. Подспудно, интуитивно.

Его рука скользнула дальше, на затылок. Роуз казалось, что все ее тело окаменело. Она не подалась ему навстречу, все еще не решив, как реагировать на происходящее (разум и чувства продолжали борьбу у нее в голове), но и не отдалилась. Генри ее поцеловал. Поцелуй был почти невинный, но и такого оказалось достаточно: жар зародился между их губами, разлился по венам, сделал ее тело тяжелым и непослушным. Отголоски этого ощущения уже были ей знакомы, но так ярко, так близко, так по-настоящему было впервые. Лонгботтом отстранился, глядя на нее выжидающе. Оставался джентльменом даже теперь, давал ей возможность убежать. Ее внутренняя трусиха уговаривала воспользоваться этой возможностью. Остаться друзьями. Остаться в комфортных, понятных отношениях и не шагать на территорию, где все будет новым и незнакомым. Но Роуз не просто так была распределена в Гриффиндор.

Ее рука едва заметно дрожала, когда она протянула ее вперед, коснулась лица Генри, погладила его по щеке. Говорить ничего было не нужно. Девушка подалась вперед, за затылок притягивая его голову к себе, стремясь снова ощутить его губы на своих. Глубже. Дольше. Жар вернулся, с новой силой, как расшевеленные угли. Он практически мгновенно распространился от рта по всему телу, вынуждая искать выход, удовлетворение в человеке рядом с ней. В Генри... Никто другой был не нужен. Никому другому она никогда бы не позволила вот так целовать себя. Вторая рука Роуз уперлась в его грудь. Девушка ощущала, как бешено колотится его сердце под ее ладонью. Так же быстро, как ее собственное. Она сжала пальцы, комкая его футболку. На этом поле она была новичком, как сказал бы ее отец. Нужно было просто это принять. Отпустить свое стремление все контролировать насовсем. Довериться другому человеку полностью. Готова ли она к этому? Она была готова...

0


Вы здесь » HP: Divide et Impera » МАХОВИК ВРЕМЕНИ » Этот удивительный, удивительный мир (август 2026)